Выберите язык:
RU EN
Наши телефоны:
(3822) 52-75-22
mednord-t

Статья в журнале «Анестезиология и реаниматология» 2022

Система принятия решения онлайн оценки гемостатического потенциала на основе нейронных сетей

И.И. Тютрин1, Д.С. Слизевич2, В.Ф. Клименкова1, М.Н. Шписман1, Л.С. Котловская3, Е.Л. Жуков2, Н.И. Гуляев4, Д.А. Момот5, О.А. Тарабрин6, В.В. Удут3

1ФГБОУ ВО «Сибирский государственный медицинский университет» Минздрава России, Томск, Россия;

2ФГАОУ ВО «Национальный исследовательский Томский политехнический университет» Минобрнауки России, Томск, Россия;

3Научно-исследовательский институт фармакологии и регенеративной медицины имени Е.Д. Гольдберга ФГБНУ «Томский национальный исследовательский медицинский центр Российской академии наук» Минобрнауки России, Томск, Россия;

4ФГБУ «3 Центральный военный клинический госпиталь имени А.А. Вишневского» Минобороны России, Москва, Россия;

5ФГБОУ ВО «Алтайский государственный медицинский университет» Минздрава России, Барнаул, Россия;

6Одесский национальный медицинский университет МОЗ Украины, Одесса, Украина

Введение

Модели прогнозирования для оценки вероятности диагностического результата могут быть использованы при стратификации пациентов по риску и помощи в принятии клинических решений [1, 2]. В условиях развития критических состояний оценка глубины расстройств системы гемостаза играет не только важную диагностическую, но и прогностическую роль [3—5].

В повседневной клинической практике интегративная оценка системы гемостаза крайне затруднительна, поскольку существующие на сегодняшний день клоттинговые, иммуноферментные, радионуклидные, амидолитические методы исследования системы регуляции агрегатного состояния крови (РАСК) дают лишь фрагментарную информацию, не позволяющую судить о состоянии последней как о единой системе, функционирующей комплексно и неразрывно внутри своих звеньев [6—8]. Использование цитратной плазмы, низкая чувствительность рутинных тестов к дефициту плазменных факторов свертывания, отсутствие унификации и стандартизации методик, длительный преаналитический этап в ряде случаев приводят к несопоставимым результатам и делают невозможным оценку фенотипа гемостатического потенциала (ГП) — интегративной составляющей системы гемостаза, обеспечивающей необходимую текучесть крови и останавливающей ее экстравазацию при повреждении сосудистой стенки [9—13]. Изложенное практически исключает возможность мониторирования системы РАСК при критических состояниях и на этапах хирургической и анестезиологической «агрессии». Этим обусловлено возрождение интереса к «глобальным» методам исследования гемостаза, позволяющим осуществить интегративную оценку плазменного и клеточного его компонентов в нативной крови, участвующих на всех этапах фибриногенеза: от инициации до формирования поперечно-сшитого фибрина и его возможного лизиса [14—16].

В помощь практическому врачу для принятия решений создаются различные схемы, протоколы, алгоритмы диагностики и лечения различных нарушений системы РАСК, в основу которых положены вязко-эластические (ТЭГ, РОТЭМ, Sonoclot) методы оценки гемостаза. Однако они не обладают достаточной информативностью («lag time» приводит к потере информации о начальных этапах гемокоагуляции) и не всегда удобны в повседневной клинической практике [17—19].

Применение пьезотромбоэластографии (ПТЭГ), из всех «глобальных» тестов позволяющей наиболее полно регистрировать состояние ГП, дает возможность клиницисту в режиме «point-of-care test» оценивать всю совокупность взаимодействия элементов системы РАСК (форменных элементов крови и плазменных факторов гемостаза, продуцентов эндотелия) и оперативно анализировать состояние ГП в процессе интенсивной терапии, подбирая оптимальную комбинацию инфузионных сред и фармакологических препаратов для «контроля за коагуляцией» [9].

Однако для адекватной и полной оценки состояния ГП и оперативного принятия решения о коррекции выявленных расстройств врач должен не только иметь достаточно высокую квалификацию в области гемостазиологии, но и обладать ресурсами времени, иметь возможность привлечь экспертов [20, 21].

Именно поэтому исследователи в сложных аналитических случаях особое внимание уделяют системам поддержки принятия решений (СППР), или Decision Support System (DSS), представляющим собой компьютерные системы, осуществляющие сбор и анализ большого количества информации, которая может влиять на принятие решений в различных областях человеческой деятельности и, в частности, в области анализа гемостаза. Однако одной из ключевых проблем СППР в клинической практике является невозможность сопоставления больших объемов данных разных лабораторий, результаты исследований которых получены с использованием различного оборудования, неоднородных аналитов и реагентов [22].

Цель исследования — разработка технологии мониторинга функционального состояния системы гемостаза, основанной на экспресс-оценке гемостатического потенциала нативной крови методом ПТЭГ с нейросетевым определением его фенотипа.

Материалы и методы

Характеристика исследуемых групп и дизайн исследования

Исследование проведено на базе клиник ФГБОУ ВО СибГМУ Минздрава России и клиник НИИФиРМ им. Е.Д. Гольдберга Томского НИМЦ. Параметры ПТЭГ, используемые в качестве входных данных при разработке программы, определены в 1 875 исследованиях функционального состояния системы гемостаза [23, 24].

На первом этапе проведено определение референтных величин нормокоагуляционного фенотипа ГП по результатам ПТЭГ у условно здоровых добровольцев (n=400) троекратно в течение года. Далее определены референтные значения гиперкоагуляционного фенотипа ГП. Для этого использовали данные ПТЭГ, полученные от пациентов с тромбофилией первичного и вторичного генеза (n=226) и с артериальной гипертензией I—II степени (n=126). После этого определены референтные диапазоны гипокоагуляционного фенотипа с использованием данных ПТЭГ, полученных от пациентов, принимающих антиагрегантную (n=120) и антикоагулянтную (n=173) терапию. Основным критерием включения служило подписание информированного добровольного согласия на участие в исследовании. Остальные критерии включения/невключения в исследование представлены в табл. 1.

Заключительным этапом исследования явилась апробация системы «Вектор» в рутинной клинической практике [25]. Для этого методом ПТЭГ определили состояние ГП у пациентов с посттромбофлебитическим синдромом (ПТФС) (n=30) мужского и женского пола (средний возраст 58,2 [46,1; 70,4] года), поступивших в клинику НИИФиРМ им. Е.Д. Гольдберга Томского НИМЦ для подбора/коррекции противотромботической терапии.

Методы оценки системы гемостаза

Коагулологическое исследование крови проводили на бедной тромбоцитами плазме с использованием 4-канального полуавтоматического коагулометра Amelung KC 4 delta («Trinity Biotech», Ирландия). Для забора крови использовали пробирки BD-Vacutainer с цитратом натрия (3,2%), объемом 4,5 мл («Becton Dickinson», США). Использовали следующие тест-системы: для ПТВ — «Техпластин-Тест» (ООО Фирма «Технология-Стандарт», Россия), для АЧТВ — «АЧТВ-Тест» (ООО «НПО Ренам», Россия), для фибриногена — «Тех-Фибриноген-Тест» (ООО Фирма «Технология-Стандарт», Россия), для РФМК — «РФМК-Тест» (ООО «НПО Ренам»), для Д-димера — «Тех-D-димер-тест». Исследование агрегационной активности тромбоцитов производили на аппарате «Алат-2» Биола по методу Борна и О’Брайена [2].

Оценка функционального состояния гемостатического потенциала

Фенотип ГП оценивали методом низкочастотной ПТЭГ (НПТЭГ) на аппаратно-программном комплексе АРП-01М «Меднорд» (Россия, регистрационное свидетельство ФРС № 2010/09767). Оценку регистрируемых параметров (табл. 2, рис. 1) проводили с использованием компьютерной программы «ИКС-Гемо 3М» [9, 25, 26].

Система поддержки принятия решений реализована с помощью нейросетевых технологий на языке программирования Python с применением алгоритма случайного леса и градиентного бустинга. В качестве «входного слоя» использованы все структурные и хронометрические параметры ПТЭГ [9, 25, 27]. В качестве «выходного слоя» — один из 11 возможных вариантов функционального состояния системы гемостаза.

Примечание. ИКК — интенсивность контактной фазы коагуляции; ИКД — интенсивность коагуляционного драйва; КТА — константа тромбиновой активности; ИПС — интенсивность полимеризации сгустка; ИТС — интенсивность тотального свертывания крови; ИРЛС — интенсивность ретракции и лизиса сгустка; КСПА — коэффициент суммарной противосвертывающей активности; о.е. — относительные единицы; МА — максимальная амплитуда сгустка; НПТЭГ — низкочастотная пьезотромбоэластография.

Статистические методы

Статистическая обработка полученных данных проведена с использованием программы IBM SPSS Statistics 22.0. Для проверки нулевой гипотезы сравнение исследуемых независимых групп проводили с использованием критерия Манна—Уитни, различия считали статистически значимыми при уровне p≤0,05. Количественные показатели представлены в виде Me [LQ; UQ], где Me — медиана, LQ (Q25) — нижний квартиль, UQ (Q75) — верхний квартиль.

Результаты

Проверка качества распознавания состояния ГП проведена на основании данных ПТЭГ, полученных от условно здоровых добровольцев (нормокоагуляционный фенотип), пациентов с гиперкоагуляционным и с гипокоагуляционным состоянием ГП. Результаты представлены в табл. 3.

Состояние ГП условно здоровых добровольцев характеризуется структурной (показатель МА) и хронометрической (показатель t3) нормокоагуляцией. Состояние начальных этапов фибриногенеза (уровень суспензионной стабильности крови, интенсивность контактной коагуляции форменных элементов крови), а также протеолитического, полимеризационного и стабилизационного этапов находились в пределах референтных значений условно здоровых лиц сибирской популяции. Уровень антикоагулянтной активности (показатель КСПА) — в пределах нормы. Вследствие этого полученный диапазон уровней показателей принят за диапазон значений нормокоагуляционного фенотипа [24].

У пациентов, получающих антиагрегантную и антикоагулянтную терапию, на всех этапах фибриногенеза регистрировали хронометрическую гипокоагуляцию (снижение показателя t3 в 2,13 раза) при сохранении структурной нормокоагуляции (показатель МА). Помимо этого, у пациентов с гипокоагуляционным фенотипом регистрировали усиление суспензионной стабильности крови [28], оцениваемое снижением показателя интенсивности контактной коагуляции форменных элементов крови (увеличение показателя t1 в 2,73 раза, снижение показателя ИКК в 2,34 раза) [9]. Снижение интенсивности гемокоагуляции наблюдалось как на протеолитическом этапе фибриногенеза (снижение показателей КТА и ИКД в 2,16 раза и в 1,82 раза соответственно), так и на полимеризационном этапе (снижение показателя ИПС в 1,3 раза). Уровень антикоагулянтной активности снижен (снижение показателя КСПА в 1,54 раза).

В свою очередь, у пациентов с гиперкоагуляционным фенотипом ГП на всех этапах фибриногенеза регистрировали интенсификацию гемокоагуляции, наличие структурной (увеличение показателя МА в 1,33 раза) и хронометрической (снижение показателя t3 в 1,59 раза) гиперкоагуляции. На начальных этапах фибриногенеза, соответствующих фазам инициации/амплификации, у пациентов с гиперкоагуляционным фенотипом регистрировали снижение суспензионной стабильности крови (снижение показателя t1 в 3 раза) при наличии тренда к повышению интенсивности контактной коагуляции форменных элементов крови (увеличение показателя ИКК в 1,31 раза). Состояние протеолитического этапа фибриногенеза в данной группе характеризовалось повышенной интенсивностью (увеличение показателей КТА и ИКД в 2,02 раза и в 1,97 раза соответственно). Отмечено также повышение интенсивности полимеризационного этапа фибриногенеза (увеличение показателя ИПС в 1,26 раза) и уровня антикоагулянтной активности (увеличение показателя КСПА в 1,47 раза).

На основании имеющихся различий базального состояния ГП в исследуемых группах сформированы референтные диапазоны нормо-, гипо- и гиперкоагуляционного фенотипов, которые использованы в программе «Вектор».

В рамках клинической апробации программы (проверка качества распознавания) системы «Вектор» определено состояние ГП у пациентов с ПТФС (n=30) до и после коррекции дабигатрана этексилатом (табл. 4, 5). Оценка состояния ГП проведена на основании:

  • коагулологического исследования (см. табл. 4);
  • экспертного заключения (см. табл. 5);
  • заключения программы «Вектор».

По результатам коагулологического исследования крови исходное состояние системы гемостаза у пациентов с ПТФС характеризуется исходной гиперкоагуляцией, отображающейся усилением агрегационной активности тромбоцитов, фибриногенеза (показатели РФМК и D-димер) за счет интенсификации гемокоагуляции по «внутреннему» пути свертывания крови (показатель АЧТВ).

По результатам ПТЭГ исходное состояние ГП у пациентов с ПТФС характеризовалось структурной и хронометрической гиперкоагуляцией (см. табл. 5). Определена интенсификация гемокоагуляции на начальных этапах — снижение суспензионной стабильности. Выявлено выраженное повышение активности протеолитического этапа фибриногенеза при наличии умеренной активности полимеризационного этапа. Вследствие выраженного увеличения активности коагуляционной фазы фибриногенеза и, частично, посткоагуляционной, у пациентов с ПТФС зарегистрировано компенсаторное повышение уровней литической и антикоагулянтной активности крови.

Автоматизированная оценка с использованием программы «Вектор»:

  • структурная и хронометрическая гиперкоагуляция;
  • агрегационная активность ФЭК усилена;
  • время свертывания крови 4,2 мин;
  • интенсивность протеолитического этапа фибириногенеза увеличена;
  • интенсивность полимеризационного этапа фибириногенеза усилена;
  • на фоне усиления суммарной противосвертывающей активности;
  • плотность сгустка повышена;
  • суммарная литическая активность усилена.

Через 2 часа после однократного приема дабигатрана этексилата 110 мг у пациентов с ПТФС регистрировали снижение агрегационной активности и выраженное снижение интенсивности гемокоагуляции как по «внутреннему», так и по «внешнему» пути (увеличение показателей АЧТВ в 3,78 раза, p≤0,001 и ПТВ в 1,23 раза, p≤0,01).

Спустя 2 часа от момента приема лекарственного препарата проводили повторную оценку гемокоагуляции методом ПТЭГ (см. табл. 5). После однократного приема дабигатрана этексилата у пациентов с ПТФС фиксировали: увеличение суспензионной стабильности крови (увеличение показателя t1 в 5,2 раза, p≤0,001), нормализацию интенсивности протеолитического этапа фибриногенеза (снижение показателя КТА и ИКД в 3,3 и в 2,72 раза соответственно, увеличение показателя t3 в 3,57 раза, p≤0,001), а также снижение интенсивности полимеризационного этапа (снижение показателя ИПС в 1,45 раза, p≤0,001), сопровождающееся снижением максимальной плотности сгустка (снижение показателя МА в 1,09 раза, p≤0,01).

Автоматизированная оценка с использованием программы «Вектор»:

  • хронометрическая гипокоагуляция/структурная нормокоагуляция;
  • агрегационная активность ФЭК снижена;
  • время свертывания крови 16,1 мин;
  • интенсивность протеолитического этапа фибириногенеза снижена;
  • интенсивность полимеризационного этапа фибириногенеза снижена;
  • на фоне нормальной суммарной противосвертывающей активности;
  • плотность сгустка в норме;
  • суммарная литическая активность в пределах нормы.

Обсуждение

Базовой составляющей разрабатываемой системы явился нормокоагуляционный фенотип ГП условно здоровых добровольцев сибирской популяции, оцениваемый по вкладу структурной и хронометрической составляющих ПТЭГ на основе анализа сосудисто-тромбоцитарного, коагуляционного и фибринолитического звеньев системы РАСК. В качестве выходных данных разработан алгоритм автоматического заключения в виде одного из 11 возможных вариантов функционального состояния ГП:

  1. Хронометрическая/структурная гиперкоагуляция.
  2. Хронометрическая гиперкоагуляция.
  3. Структурная гиперкоагуляция.
  4. Норма с тенденцией к гиперкоагуляции.
  5. Норма условная.
  6. Норма с тенденцией к гипокоагуляции.
  7. Структурная гипокоагуляция.
  8. Хронометрическая гипокоагуляция.
  9. Хронометрическая/структурная гипокоагуляция.
  10. Структурная гиперкоагуляции/хронометрическая гипокоагуляция.
  11. Структурная гипокоагуляция/хронометрическая гиперкоагуляция.

Помимо «краткой» характеристики функционального состояния системы гемостаза в программе дополнительно реализовано развернутое заключение. Определив общий «тренд» изменений ГП (при помощи нейросетевых технологий), программа в автоматическом режиме сопоставляет данные по всем звеньям гемостаза с нормальными значениями и представляет отдельное заключение по каждому звену. На рис. 2 представлены варианты заключений при различных состояниях ГП.

Рис. 2. Варианты заключений.

Алгоритм оценки функционального состояния системы гемостаза включал следующие шаги:

  1. Экспертная оценка функционального состояния системы гемостаза (ФССГ) на основании полученных результатов ПТЭГ и коагулологических тестов.
  2. Краткая оценка ФССГ с помощью системы «Вектор».
  3. Развернутая оценка ФССГ с помощью системы «Вектор».

В результате исследования выявлено, что предложенная система оценки ГП имеет высокое качество распознавания — порядка 97% (3% оценено экспертом как «норма условная», система «Вектор» же отнесла данные исследования к группам «норма с тенденцией к гиперкоагуляции» или «норма с тенденцией к гипокоагуляции»).

Заключение

Таким образом, не вызывает сомнений удобство использования в повседневной кинической практике системы поддержки принятия решений. В медицине критических состояний, как нигде, ощутима потребность своевременной адекватной объективной оценки функционального состояния системы регуляции агрегатного состояния крови как одной из наиболее сложно устроенной системы организма, принимающей участие в большинстве аллостатических реакций [29] при критических отклонениях гомеостаза в самых различных клинических ситуациях. Оперативная интегративная оценка фенотипа гемостатического потенциала в нативной крови имеет не только диагностическую, но и прогностическую роль, позволяя практическому врачу минимизировать количество ошибок, связанных с оценкой функционального состояния системы гемостаза, и значительно сократить время на принятие решения в каждой конкретной ситуации.

Анестехиология и реаниматология. 2022

Литература

 1. Farjah F. Commentary: Predicting diagnostic outcomes may aid clinical decision making. The Journal of Thoracic and Cardiovascular Surgery. 2020;159(6):2508-2509.

https://doi.org/10.1016/j.jtcvs.2019.12.042

2. Shipe ME, Deppen SA, Farjah F, Grogan EL. Developing prediction models for clinical use using logistic regression: an overview. Journal of Thoracic Disease. 2019;11(Suppl 4):S574-S584.

https://doi.org/10.21037/jtd.2019.01.25

3. Ohara S, Suda K, Tomizawa K, Takemoto T, Fujino T, Hamada A, Koga T, Nishino M, Chiba M, Sato K, Shimoji M, Soh J, Mitsudomi T. Prognostic value of plasma fibrinogen and D-dimer levels in patients with surgically resected non-small cell lung cancer. Surgery Today. 2020;50(11):1427-1433.

https://doi.org/10.1007/s00595-020-02019-1

4. Shui M, D’Angelo L, Croteau SE. Low von Willebrand factor in pediatric patients: Retrospective analysis of 293 cases informs diagnostic and therapeutic decision making. Pediatric Blood and Cancer. 2020;67(9):e28497.

https://doi.org/10.1002/pbc.28497

5. Dumache R, Daescu E, Ciocan V, Mureşan C, Talida C, Gavrilita D, Enache A. Molecular Testing of SARS-CoV-2 Infection from Blood Samples in Disseminated Intravascular Coagulation (DIC) and Elevated D-Dimer Levels. Clinical Laboratory.2021;67(1):10.7754/Clin.Lab.2020.200704.

https://doi.org/10.7754/Clin.Lab.2020.200704

6.Каиров Г.Т., Тютрин И.И., Удут В.В., Клименкова В.Ф. Информативность «глобальных тестов» в оценке функционального состояния системы гемостаза здоровых женщин. Тромбозгемостаз и реология. 2016;67(S3):184-185.

Kairov GT, Tyutrin II, Udut VV, Klimenkova VF. Informative value of «global tests» in assessing the functional state of the hemostasis system of healthy women. Tromboz, Gemostaz i Reologiya. 2016;67(S3):184-185. (In Russ.).

7. Долгов В.В., Свирин П.В. Лабораторная диагностика нарушений гемостаза. Тверь: ООО«Издательство Триада»; 2005.

Dolgov VV, Svirin PV. Laboratornaya diagnostika narushenij gemostaza. Tver’: OOO«Izdatel’stvo Triada»; 2005. (In Russ.).

8. Система агрегатного состояния крови в норме и патологии. Под ред. Гаврилова О.К. М.:Издательство «Медицина»; 1982.

Sistema agregatnogo sostoyaniya krovi v norme i patologii. Pod red. Gavrilova O.K. M.: Izdatel’stvo «Meditcina»; 1982. (In Russ.).

9. Тютрин И.И., Удут В.В. Низкочастотная пьезотромбоэластография цельной крови: алгоритмы диагностики и коррекции гемостазиологических расстройств. Томск: Издательский Дом Томского государственного университета; 2016.

Tyutrin II, Udut VV. Nizkochastotnaya p’ezotromboelastografiya cel’noj krovi: algoritmy diagnostiki i korrekcii gemostaziologicheskih rasstrojstv. Tomsk: Izdatel’skij Dom Tomskogo gosudarstvennogo universiteta; 2016. (In Russ.).

10.Момот А.П. Патология гемостаза. Принципы и алгоритмы клинико-лабораторной диагностики. Монография. СПб.: Форма Т; 2006. Momot AP. Patologiya gemostaza.Principy i algoritmy kliniko-laboratornoj diagnostiki. Monografiya. SPb.: Forma T; 2006. (InRuss.).

11.Кишкун А.А. Клиническая лабораторная диагностика: учебное пособие. М.: ГЭОТАР-Медиа; 2010.

Kishkun AA. Klinicheskaya laboratornaya diagnostika: uchebnoe posobie. M.: GEOTAR-Media; 2010. (In Russ.).

12.Тютрин И.И., Клименкова В.Ф., Удут В.В. Новая технология оценки фармакодинамики антиагрегантов. Экcпеpиментальная и клиничеcкая фаpмакология. 2014;77(2):21-25.

Tyutrin II, Klimenkova VF, Udut VV. A new technology for evaluating the pharmacodynamics of antiplatelet agents. Ekcpepimental’naya i klinicheckaya fapmakologiya. 2014;77(2):21-25. (In Russ.).

13.Периоперационное ведение пациентов с нарушениями системы гемостаза. Клинические рекомендации. Общероссийская общественная организация «Федерация анестезиологов и реаниматологов». 2018. Ссылка активна на 07.12.21.

Perioperacionnoe vedenie pacientov s narusheniyami sistemy gemostaza. Klinicheskie rekomendacii. Obshcherossijskaya obshchestvennaya organizaciya «Federaciya anesteziologov i reanimatologov». 2018. Accessed December 07, 2021. (In Russ.).

http://tranexam.ru/docs/2018_recomendations.pdf

14.Тютрин И.И., Удут В.В., Клименкова В.Ф. Функциональное состояние системы гемостаза беременных по данным «глобального» теста низкочастотной пьезотромбоэластографии. Патологическая физиология и экспериментальная терапия. 2014;58(2):61-67.

Tyutrin II, Udut VV, Klimenkova VF. Functional state of the hemostasis system of pregnant women, according to the «global» test of low-frequency piezothromboelastography. Patologicheskaya fiziologiya i eksperimentalnaya terapiya. 2014;58(2):61-67. (In Russ.).

15.Wolberg AS. Trombin generation and fibrin clot structure. Blood Reviews. 2007;21(3):131-142.

https://doi.org/10.1016/j.blre.2006.11.001

16.Hemker HC, Wielders S, Kessels H, Béguin S. Continuous registration of thrombin generation in plasma, its use for the determination of the thrombin potential. Thrombosis and Haemostasis. 1993;70(4):617-24.

17.Wang YY, Wan XH, Huang QQ, Wang G, Wan LJ, Liu OY. [Value of the simplified JSTH score criteria in the early diagnosis of sepsis-associated disseminated intravascular coagulation]. Zhonghua Yi Xue Za Zhi. 2020;100(11):837-841.

https://doi.org/10.3760/cma.j.cn112137-20190625-01410

18.Pressly MA, Parker RS, Neal MD, Sperry JL, Clermont G. Accelerating availability of clinically-relevant parameter estimates from thromboelastogram point-of-care device. The Journal of Trauma and Acute Care Surgery. 2020;88(5):654-660.

https://doi.org/10.1097/TA.0000000000002608

19.Chow JH, Fedeles B, Richards JE, Tanaka KA, Morrison JJ, Rock P, Scalea TM, Mazzeffi MA; TROPIC-Trauma Investigators. Thromboelastography Reaction-Time Thresholds for Optimal Prediction of Coagulation Factor Deficiency in Trauma. Journal of the American College of Surgeons. 2020;230(5):798-808.

https://doi.org/10.1016/j.jamcollsurg.2020.01.033

20.Тютрин И.И., Клименкова В.Ф., Удут В.В., Каиров Г.Т., Аксененко А.Э., Борзов Е.А. Влияние гипотермии на состояние гемостатического потенциала у здоровых лиц. Российский кардиологический журнал. 2020;25(S1):14-15.

Tyutrin II, KlimenkovaVF, Udut VV, Kairov GT, Aksenenko AE, Borzov EA. The effect of hypothermia on the state of hemostatic potential in healthy individuals. Rossijskij kardiologicheskij zhurnal. 2020;25(S1):14-15. (In Russ.).

21.Curnow J. The Overall Hemostatic Potential (OHP) Assay. Methods in Molecular Biology.2017;1646:523-531.

https://doi.org/10.1007/978-1-4939-7196-1_38

22.Малых В.Л. Системы поддержки принятия решений в медицине. Программные системы: теория и приложения. 2019;10(2):155-184. Malyh VL. Decision support systems in medicine. Programmnye sistemy: teoriya i prilozheniya. 2019;10(2):155-184. (In Russ.).

23.Тютрин И.И., Жуков Е.Л., Слизевич Д.С. База данных показателей, характеризующих состояние гемостатического потенциала условно здоровых добровольцев сибирской популяции. Свидетельство № RU 2019620555. 01.04.2019.

Tyutrin II, Zhukov EL, Slizevich DS. Baza dannyh pokazatelej, harakterizuyushchih sostoyanie gemostaticheskogo potenciala uslovno zdorovyh dobrovol’cev sibirskoj populyacii. Svidetel’stvo № RU 2019620555. 01.04.2019. (In Russ.).

24.Тютрин И.И., Клименкова В.Ф., Бочков Ю.А. База данных показателей, характеризующих состояние гемостатического потенциала условно здоровых беременных женщин. Свидетельство № RU 2019622415. 18.12.2019.

Tyutrin II, Klimenkova VF, Bochkov YuA. Baza dannyh pokazatelej, harakterizuyushchih sostoyanie gemostaticheskogo potenciala uslovno zdorovyh beremennyh zhenshchin. Svidetel’stvo № RU 2019622415. 18.12.2019. (In Russ.).

25.Тютрин И.И., Жуков Е.Л., Слизевич Д.С. Система поддержки принятия решений «Вектор». Свидетельство № 2019615166. 19.04.2019.

Tyutrin II, Zhukov EL, Slizevich DS. Sistema podderzhki prinyatiya reshenij «Vektor». Svidetel’stvo № 2019615166. 19.04.2019. (In Russ.).

26.Демкин О.В., Мельничук С.В., Тютрин И.И., Демкин В.П., Удут В.В. Физические принципы метода низкочастотной пьезотромбоэластографии для изучения реологических свойств цельной крови. Известия высших учебных заведений. Физика. 2019;62(6):47-56.

Demkin OV, Mel’nichuk SV, Tyutrin II, Demkin VP, Udut VV. Physical principles of the method of low-frequency piezothromboelastography for studying the rheological properties of whole blood. Izvestiya vysshih uchebnyh zavedenij. Fizika. 2019;62(6):47-56. (In Russ.).

27.Чистяков C.П. Случайные леса: обзор. Труды Карельского научного центра Российской академии наук. 2013;1:117-136.

Chistyakov CP. Random forests: an overview. Trudy Karel’skogo nauchnogo centra Rossijskoj akademii nauk. 2013;1:117-136. (In Russ.).

28.Назаренко Г.И., Кишкун А.А. Клиническая оценка результатов лабораторных исследований. М.: Издательство «Медицина»; 2000.

Nazarenko GI, Kishkun AA. Klinicheskaya ocenka rezul’tatov laboratornyh issledovanij. M.:Izdatel’stvo «Medicina»; 2000. (In Russ.).

29.Coleman LS. A stress repair mechanism that maintains vertebrate structure during stress. Cardiovascular and Hematological Disorders Drug Targets. 2010;10(2):111-137.

https://doi.org/10.2174/187152910791292538

 

Карта поставок
Архангелская область
  • Архангельский клинический онкологический диспансер
Хабаровский край
  • "Амурская ЦРБ", г. Амурск
  • "Родильный дом №1", г. Хабаровск
  • "301 Военный клинический госпиталь", г. Хабаровск
Забайкальский край
  • «Государственная медицинская академия», г. Чита
Республика Бурятия
  • «ГК БСМП им. В. В. Ангапова», г. Улан-Удэ
  • РКБ им. Н. А. Семашко, г. Улан-Удэ
  • Отделенческая больница ОАО "РЖД", г. Северобайкальск
Алтайский край
  • “Городская больница №2”, г. Бийск
  • “Федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования”, г. Барнаул
  • Перинатальный центр, г. Барнаул
Кемеровская область
  • "Городская клиническая больница №2", г. Кемерово
  • "НИИ комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний", г. Кемерово
  • "Городская клиническая больница 5", г. Новокузнецк
  • "Зональный перинатальный центр", г. Новокузнецк
  • "Родильный дом 3", г. Новокузнецк
  • "Медлайн", г. Кемерово
Томская область
  • "«НИИ курортологии и физиотерапии ФМБА", г. Томск
  • «Городская больница №3», г. Томск
  • «Детская городская больница №1» , г. Томск
  • «ГБСМП», г. Томск
  • «Томская ЦРБ», г. Томск
  • «Асиновская ЦРБ», г. Асино
  • «Каргасокская ЦРБ», Каргасок
  • «Кривошеинская ЦРБ», Кривошеино
  • «Молчановская ЦРБ», Молчанов
  • «Парабельская ЦРБ», Парабель
  • «Колпашевская ЦРБ», г. Колпашево
  • «Первомайская ЦРБ», Первомайское
  • ГУ НИИ фармакологии ТНЦ СО РАМН, г. Томск
  • «Томский областной онкологический диспансер», г. Томск
  • «Томская областная клиническая туберкулезная больница», г. Томск
  • «Сибирский государственный медицинский университет», г. Томск
  • «Ваш доктор рядом», г. Томск
  • «Институт мужского здоровья», г. Томск
Ямало-Ненецкий автономный округ
  • «Ноябрьская ЦРБ», г. Ноябрьск,
  • «Городская больница», г. Губкинский
  • «Новоуренгойская ЦРБ», г. Новый Уренгой
  • «Надымская ЦРБ», г. Надым
  • «Окружная клиническая больница», г. Салехард
  • "Городская больница", г. Муравленко
Омская область
  • «Клинический онкологический диспансер», г. Омск.
  • «Государственная медицинская академия», г. Омск.
  • «Западно-Сибирский медицинский центр ФМБА», г. Омск.
Астраханская область
  • "Клинический родильный дом", г. Астрахань
Республика Башкортостан
  • "“Республиканский кардиологический диспансер”, г. Уфа
Республики Татарстан:
  • ГАУЗ "Городская больница №2", г. Набережные Челны
  • «Детская республиканская клиническая больница» г. Казань.
Самарская область
  • «Сызранская центральная городская больница», г. Сызрань
  • «Городская клиническая больница № 2 имени Н.А. Семашко», г. Самара
  • "Областная клиническая больница", г. Самара
  • «Противотуберкулезный диспансер», г. Тольятти
Пензенская область
  • «Земетчинская ЦРБ», п.г.т. Земетчино
  • «Каменская ЦРБ», г. Каменка
  • «Кузнецкая ЦРБ», г. Кузнецк
  • «Нижнеломовская ЦРБ», г. Нижний Ломов
  • «Сердобская ЦРБ», г. Сердобск
Нижегородская область
  • "Родильный дом №4" г. Нижний Новгород
    • ПОМЦ ФМБА России, г. Нижний Новогород
    • "Родильный дом" г. Арзамас
    • "Перинатальный центр", г. Дзержинск
Тульская область
  • «Городская больница №1″, г. Донской
Рязанская область
  • «Касимовская ЦРБ», г. Касимов
  • «Городская клиническая больница №8″, г. Рязань
Москва и Московская область
  • “Родильный дом №6 им.А.А. Абрикосовой “, г. Москва
  • "Многопрофильная клиника "Союз", г. Москва
  • "ЦКБ РАН", г. Москва
  • "Клиническая больница №123 ФМБА", г. Одинцово
  • Ветеринарная клиника «Белый клык», г. Москва
  • МЦ "Вита Медикус", г. Видное
  • Мединцентр ГлавУпдк при МИД РФ, г. Москва
  • Московский областной онкологический диспансер, г. Балашиха
  • Родильный дом, г. Сергиев Пасад,
  • Родильный дом, г. Раменское,
  • МЦ "Виталис", г. Москва
  • "Одинцовская РБ №2", с. Перхушково
  • ГКБ №45, г. Звенигород
  • ФГБОУ ВО МГМСУ им. А.И. Евдокимова
  • Федеральный научно-клинический центр реаниматологии и реабилитологии
  • "Одинцовская РБ №3", с. Никольское
  • "Клиника ЛМС", г. Москва
Санкт-Петербург и Ленинградская область
  • «Клиническая больница № 122 имени Л.Г. Соколова ФМБА", г. Санкт-Петербург»
  • "MedSwiss", г. Санкт-Петербург
  • "Волосовская ЦРБ", г. Волосов
  • "Токсовская РБ", г. Токсово
  • Перинатальный центр, г. Гатчина
  • "Родильный дом №16", г. Санкт-Петербург
  • СПБ ГБУЗ "Госпиталь для ветеранов войн", г. Санкт-Петербург
  • ГБУЗ "Больница Боткина", г. Санкт-Петербург
  • ЗАО "Ассоциация разработчиков и производителей систем мониторинга "АСМ"", г. Санкт-Петербург
  • Петербургский филиал ядерной физики им. Константинова, г. Гатчина
Пермский край
  • «Ордена «Знак Почета» краевая клиническая больница», г. Пермь
  • «Краевая больница № 3 «Центр диализа», г. Пермь
  • "Городская клиническая больница им. М.А. Тверье", г. Пермь
Ярославская область
  • «Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского», г. Ярославль
  • ГУЗ ЯО КБ №9 г.Ярославль
  • ГУЗ ЯО КБ №2 г.Ярославль
Сахалинская область
  • «Южно-Курильская ЦРБ», о. Шикотан
Костромская область
  • МЧУ ДПО Нефросовет, г. Кострома
  • "Медицинский центр Мирт", г. Кострома
Удмурская республика
  • Ижевская Государственная Медицинская Академия, Ижевск
  • Глазоваская ЦРБ, Глазов
Тверская область
  • ГБУЗ Областной клинический перинатальный центр имени Е.М. Бакуниной, г. Тверь
Свердловская область
  • "Ревдинская ЦГБ", Ревдино
  • "ФГБУ "НИИ ОММ", г. Екатеринбург
  • Противотуберкулёзный диспансер, г. Екатеринбург
  • "Родильный дом №1", г. Нижний Тагил
  • "Госпиталь восстановительных инновационных технологий", г. Нижний Тагил
  • "Алапаевская городская больница", г. Алапаевск
  • "Талицкая ЦРБ", г. Талицк
  • "Белоярская ЦРБ", г. Белоярск
Республика Дагестан
  • Перинатальный центр, г. Хасавюрт
  • Перинатальный центр, г. Махачкала
Волгоградская область
  • БСМП №25, г. Волгоград
  • Родильный дом №1, г. Волгоград
  • Родильный дом №2, г. Волгоград
  • БУЗ "Волгоградский областной клинический кардиологический центр"
  • КБ №4, г. Волгоград
Курганская область
  • Перинатальный центр, Курган
Оренбуржская область
  • Перинатальный центр, г. Оренбург
Новосибирская область
  • НИИТО, г. Новосибирск
  • СОМЦ ФМБА, г. Новосибирск
  • НГМУ, г. Новосибирск
  • Городская клиническая больница №34, г. Новосибирск
  • НИМЦ им. ак. Е.Н.Мешалкина, г. Новосибирск
Ростовская область
  • Перинатальный центр, г. Ростов
  • Родильный дом", г. Таганрог
  • Родильный дом №5, г. Ростов
  • ГБСМП, г. Шахты
  • ФГБУЗ ЮОМЦ ФМБА, г. Ростов
  • Городская больница №7, г. Ростов
Мурманская область
  • Родильный дом №3, г. Мурманск
Брянская область
  • Перинатальный центр, г. Брянск
  • ГАУЗ Городская больница №2, г. Брянск
  • ГАУЗ Городская больница №1, г. Брянск
Воронежская область
  • Областная клиническая больница, г. Воронеж
  • Воронежская областная детская клиническая больница № 1, г. Воронеж
  • ВГКБСМП № 8,г.Воронеж
  • ВГКБ № 3,г.Воронеж
  • Калачевская РБ,г.Калач
  • Новохоперская РБ»,г.Новохоперск
  • Острогожская РБ,г.Острогожск
  • Павловская РБ,г.Павловск
  • ВРД № 3,г.Воронеж
  • Россошанская РБ,г.Россошь
  • ВГКБСМП № 10,г.Воронеж
  • Бобровская РБ,г.Бобров
  • ОДКБ № 2,г.Воронеж
  • ВГКБСМП №1,г.Воронеж
  • Семилукская РБ им.А.В.Гончарова,г.Семилуки
  • Лискинская РБ,г.Лиски
  • Батрулиновская РБ,г.Батрулиновка
  • Хохольская РБ,Хохольский р/п
Кабардино-Балкария
  • Перинатальный центр, г. Нальчик
Красноярский край
  • Родильный дом №4, г. Красноярск
    • Родильный дом №2, г. Красноярск
    • Перинатальный центр, г. Норильск
Республика САХА (Якутия)
  • «Республиканская больница №2 – Центр экстренной медицинской помощи», г. Якутск
  • «Республиканская больница №1 -Национальный центр медицины», г. Якутск
  • «Якутская городская клиническая больница», г. Якутск
  • «Алданская центральная районная больница», г. Алдан
  • НПЦ «Фтизиатрия, г. Якутск
Республика Адыгея
  • «Городская клиническая больница», г. Майкоп
Республика Узбекистан
  • «Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр акушекрства и гинекологии», г. Ташкент

Акмолинская область (Казахстан)
  • "Центр охраны материнства и детства", г. Астана
  • "Перинатальный центр", г. Кокчетав

Саратовская область
  • Городская клиническая больница №10, г. Саратов

Ульяновская область
  • Перинатальный центр, г. Ульяновск

Челябинская область
  • Городская больница №2, г. Миасс
  • Частный центр "Источник", г. Челябинск
  • Городская клиническая больница №1, г. Челябинск
  • Городская клиническая больница №6, г. Челябинск
  • ОКБ №2, г. Челябинск
  • Городская клиническая больница №9, г. Челябинск
  • ОКБ №3, г. Челябинск

Краснодарский край
  • Противотуберкулезный диспансер, г. Краснодар
  • Городская больница №3, г. Краснодар

Республика Крым
  • Клиника "Генезис", г. Симферополь
  • ГБ №5, г. Севастополь
  • ГКБ №7, г. Симферополь
  • Ленинская ЦРБ

Псковская область
  • Перинатальный центр, г. Псков

Республика Карелия
  • Перинатальный центр, г. Петрозаводск

Иркутская область
  • Боханская ЦРБ, г. Бохан
  • Многопрофильная медицинская клиника "Союз", г. Иркутск

Владимирская область
  • Перинатальный центр, г. Владимир

Восточно-Казахстанская область (Казахстан)
  • Перинатальный центр, г. Усть-Каменогорск

Ивановская область
  • Медицниский центр «Европа», г. Иваново

Республика Хакасия
  • «Межрайонный родильный дом», г. Черногорск
  • Республиканский клинический перинатальный центр, г. Абакан

Камчатский край
  • Филиал № 2 ФГКУ "1477 Военно-морской клинический госпиталь" МО РФ
Ханты-мансийский Автономный Округ
  • Сургутская городская клиническая больница, г. Сургут
Вологодская область
  • Череповецкий городской родильный дом, г. Череповец
  • Вологодская инфекционная больница, г. Вологда
Республика Тыва
  • Инфекционная больница, г. Кызыл
Яндекс.Метрика